ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтактыПоиск

05 декабря 2018

Олег Нилов: Дума о валежнике

Что сулит нам резонансный закон, принятый "во благо" россиян?

Официальные российские СМИ в последнее время довольно активно обсуждают тему украинского "холодомора", рассказывают о замерзающих украинских городах, о назревании холодных бунтов и о прочих бедствиях, постигших "незалежную" в связи с топливным кризисом. А вот про наши, отдаленные и негазифицированные деревни и поселки, где одинокие пенсионеры ломают голову над тем, как наскрести 15-20 тысяч на дрова и протопить зимой свои ветхие жилища, почему-то ни слова. В чем же причина такого невнимания к проблемам своих собственных сограждан? Уж не в том ли, что весной этого года Госдума приняла закон, позволяющий россиянам бесплатно собирать и заготавливать для собственных нужд валежник? Может, теперь за судьбу наших бедных селян можно больше не беспокоиться? Вот и депутат-единорос Андрей Исаев сразу после принятия закона признался, что у него "просто радуется сердце", ведь теперь россияне смогут свободно собирать валежник для отопления своих домов.

Рядовые пользователи соцсетей на появление закона, который вступит в силу уже с 1 января 2019 года, отреагировали не менее эмоционально, чем г-н Исаев, но только совсем в другом ключе. Большинство откликов, которые обрушились на решение парламента (закон был одобрен Советом Федерации), сводилось к тому, что это решение, которое выдается его инициаторами как забота о народе, все-таки больше смахивает на издевательство. А смахивает потому, что выглядит попросту как подачка: холопам позволили собирать хворост в барских лесах, и теперь они обязаны быть счастливы, и ни на что не роптать. "Даже не знаю, что делать – смеяться или плакать", – иронизирует один из интернет-пользователей.

В ситуации с экзотическим законом, который, наверное, мало кого оставил равнодушным, решил разобраться депутат Государственной Думы от партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", первый заместитель председателя Комитета ГД по контролю и Регламенту, ОЛЕГ НИЛОВ.

– Хорошо известно, что действующий пока запрет на свободный сбор валежника приводит к тому, что вокруг населенных пунктов, вдоль дорог возникает настоящий пороховой пояс из валежника. Поэтому, безусловно, для обеспечения противопожарной безопасности такой закон может быть полезен. Но, пожалуй, для этого и только!

Невозможно не разделять тот горький сарказм, который прозвучал в адрес закона со стороны нашего гражданского общества. Россия лидирует в мире по объемам лесных богатств и по их разнообразию, но от неразумного и даже преступного управления отрасль убыточна, ежегодно миллионы гектаров горят и миллионы кубометров вывозятся за копейки. А те малоимущие селяне, к чьим деревням и поселкам до сих не подвели газ, вынуждены тратить все свои мизерные сбережения и даже брать кредит на заготовку дров. И вот теперь, вместо того, чтобы принять решение о бесплатном или хотя бы льготном обеспечении этих людей дровами для отопления жилищ, им великодушно позволили подбирать опавшие сучки и веточки! Мол, собирайте, люди добрые, валежник, и ни в чем себе не отказывайте, топите печки хворостом – теплые зимы вам теперь обеспечены. Не знаю, имеется ли у авторов закона хоть какое-то представление о том, сколько кубометров дров нужно заготовить сельскому жителю, чтобы протапливать свою избу с наступлением холодов? Неужели они искренне верят, что сбор и заготовка валежника сможет стать реальной альтернативой традиционным колотым дровам? Или они уверовали в окончательное и бесповоротное глобальное потепление?

То, что закон о сборе валежника практически никак не изменит к лучшему жизнь людей, на которых он рассчитан, – это, по-моему, уже очевидней некуда. Поэтому, пока не поздно, т.е. пока закон не вступил в действие, не мешает разобраться, а не будет ли от него хуже. Тем более, что его инициаторы активно позиционируют свое детище как большое благо, а мы знаем, куда может вести дорога, вымощенная благими намерениями.

Сразу обращает на себе внимание тот факт, что в российском законодательстве понятие "валежник" нигде и никак не раскрывается. Не раскрылось оно и в процессе принятия закона, работа над которым требовала одновременно подготовки соответствующего подзаконного акта, где данное понятие было бы точно прописано и детализировано. Но такого подзаконного акта Правительстватак и не появилось. А это значит, что после вступления закона в силу наши доверчивые граждане будут введены в очень серьезное заблуждение. Многие могут подумать, что валежник – это все, что лежит в лесу, все, что им под силу самим взять у щедрого российского леса, включая сухостой и ветровал. И что дальше? А дальше к тем, кто посмеет взять от своего родного леса нечто большее, чем опавшие сучки и ветки, мох или кору, будут применяться, как к расхитителям природного достояния государства, всяческие репрессивные меры – от штрафов до "посадок". По собственному горькому опыту мы прекрасно знаем, что возможности двусмысленного толкования правовых норм никогда ни к чему хорошему не приводят. И в итоге получится так, что распиаренный благодатный закон может принести людям еще больше неприятностей и страданий, чем это было в период, когда валежник считался платным лесным ресурсом и его неоплаченный сбор мог повлечь за собой правовую ответственность. Закон, который, возможно, действительно был разработан вследствие многочисленных обращений и требований россиян, может обернуться для них не пользой, а большим разочарованием. А за ширмой беспощадной борьбы с "аборигенами-браконьерами леса" будут продолжать процветать бесчисленные арендаторы лесных участков, разношерстные, нечистые на руку "хозяева тайги". Им-то как раз дозволяется распоряжаться нашими лесными богатствами так, как заблагорассудится: вывозить и продавать древесину по всяким воровским схемам, спекулировать на продаже дров тем же местным жителям, наплевав на обязанность предотвращать в лесах пожароопасные ситуации, и т.д, и т.д.

Вся эта история с принятием непродуманного, непроработанного законодательного решения, грозящего обернуться крайне негативными последствиями для граждан, заставила меня внести поправки к т.н. закону "О валежнике". Они предполагают, что гражданам для личных нужд необходимо разрешить бесплатно заготавливать (именно заготавливать, т.к. собирают дрова и хворост для костра) не только валежник, но и сухостой, и ветровал. Во-первых, это существенно расширит возможности для сбора лесных ресурсов не только на дрова, но и для использования в качестве пиломатериала для ремонта дома или сарая. Ну а во-вторых, позволит реально оградить людей от необоснованных и абсолютно неожиданных для них репрессивных мер. Буду настаивать на том, чтобы этот законопроект был рассмотрен до окончания текущей сессии Госдумы, т.е. до наступления нового года. И очень хотелось бы, чтобы в наших СМИ не искажали суть моей законодательной инициативы, как это было сделано недавно одним из небезызвестных интернет-изданий и некоторыми хайпожорами в сетях. Там непонятно почему пришли к выводу, что моя инициатива "предполагает сужение возможностей для граждан запасаться ресурсами для отопления жилья и для хозяйственной деятельности"! Пришлось потом разъяснять уважаемой редакции, что законопроект предполагает именно РАСШИРЕНИЕ возможности гражданам свободно и бесплатно заготавливать дрова, за счет сухостоя и ветровала, и что согласиться с формулой "1+1+1=меньше 1" никак невозможно.

Справедливости ради стоит отметить, что и ряд других коллег-парламентариев обратили внимание на проблему, связанную с неопределенностью понятия "валежник". В частности, в Совете Федерации Комитетом по аграрно-продовольственной политике и природопользованию было проведено специальное совещание на эту тему, где были озвучены в том числе сформулированные Минприроды правила заготовки валежника. Так вот, согласно этим правилам, при заготовке валежника осуществляется "сбор лежащих на поверхности земли остатков стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ, и образовавшихся при естественном отмирании деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале" (цитата из информационного сообщения на официальном сайте Совета Федерации"). По-моему, речь здесь идет ровным счетом о том же, о чем я уже говорил: вот вам, дорогие наши, опавшие в силу природных катаклизмов сучки и ветки, но все остальное – ни-ни!

Но что вызывает особую настороженность, так это прозвучавшая на том же совещании реплика сенатора Людмилы Талабаевой, которая и проводила совещание. "Нам нельзя бюрократизировать процесс сбора валежника гражданами для собственных нужд. Понятие "валежник" должно быть проверено региональной практикой", – заявила сенатор. Извините, а что означает "проверка региональной практикой"? Очередной эксперимент над простыми гражданами, которым так толком и не разъяснят, что им можно собирать в лесу бесплатно, не опасаясь привлечения к ответственности, а что нельзя? Лично мне, напротив, представляется, что если вопрос о толковании понятия "валежник" отдать на откуп регионам, это как раз и может привести не только к бюрократизации, но и к самому настоящему произволу со стороны местных администраций.

Во всей этой ситуации с законом о валежнике удручает именно то обстоятельство, что здесь не учитываются возможные негативные последствия для тех, в чьих интересах закон вроде бы и должен работать. Тогда ради чего все это? Неужели ради элементарной показухи, призванной продемонстрировать заботу государства о гражданах?

Вопросов может возникать еще много. Тем не менее, очень хочется верить, что государству все-таки хватит мудрости принять необходимые меры. Такие, чтобы "народно ориентированный" закон после вступления в силу вслед за боем курантов 1 января будущего года, не превратился в "гнилую тыкву" валежника вместо воза дров.

За уничтожение деревьев в Петербурге без уведомления граждан будут сурово штрафовать
Гендиректор ТАСС и Марина Шишкина стали лауреатами премии Российской академии общественных связей
Алексей Ковалев просит Администрацию Президента накануне 75-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады остановить застройку "Зеленого пояса славы"
Депутат Алексей Ковалев и вице-губернатор Владимир Кириллов усмотрели конфликт интересов между руководством музея Достоевского и Фондом "Петербург Достоевского"
Петербургские справедливороссы обратились к врио губернатора с требованием сохранить прежнее название стадиона на Крестовском острове. По мнению партийцев, решение о переименовании арены могло быть принято незаконно.
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию